Эд Арноун: гражданская журналистика – это философия, а не сервисы

Оксана Силантьева,
основатель Silamedia

Перечисленные ниже принципы основаны на тридцатилетнем опыте работы Эда Арноуна с авторитетными журналистами в США и в мире. Именно эти принципы Эд связывает с терминами «народная» или «гражданская» журналистика.

Перевод

На протяжении долгого времени, многие из нас, кто был вовлечён в реформу журналистики, позже названную «народной, гражданской журналистикой», вежливо отказывались давать определение тому, что мы делали. В первую очередь, это был разговор по поводу улучшения нашей журналистской практики и наших привычек, чтобы они более соответствовали нашим целям и этическим принципам. Особенно в той части, которая касается журналистского рассказа о том, что происходит в обществе.

И даже позже, когда «движение народной журналистики», как оно было названо, выросло до сотен экспериментов, проведённых редакциями всего земного шара, — никто не смог дать, не дал, не предпринял попытку дать определение этого понятия.

Но с самого начала существует насущная причина обсудить, почему мы экспериментируем на этом поле, рассказать о наших мотивах и принципах, которым мы пробуем следовать. Это действительно так, потому что большая часть критики — особенно самая саркастическая её часть — основана на заблуждениях или ошибочных суждениях о том, что мы понимаем под народной журналистикой.

Эд Арноун (Ed Arnone), профессор университета Майами (штат Огайо, США)

Мы подразумеваем под народной журналистикой:

— Думать о людях в первую очередь как о гражданах, прежде чем ты подумаешь о них как о потребителях «продукта».

— Формулировать проблему в общепонятных терминах (не в экспертных, не в институциональных, не в идеологических терминах). Делай все возможное, используй все, что у тебя есть, чтобы узнать, как граждане хотят обсудить эту ситуацию. (Вопрос, который нужно рассмотреть и пересмотреть позднее: По каким дорогам мы обычно ходим в поисках новостей?)

— Помнить, что важная и приоритетная задача новостной организации в демократическом обществе — помогать создавать публичное пространство, в буквальном и фигуральном смысле. В этом пространстве сообщество (общество) могло бы улучшить свое понимание важнейших событий и решить, по какому пути ОНО хочет идти. Это еще один путь, где журналист может помочь общественной жизни развиваться, помимо повышения качества своей репортерской работы.

— Представлять новости, истории с «гражданской» точки зрения. Это значит, что необходимо держать в голове один вопрос, который должен быть задан: «Что мы вместе можем сделать в отношении этого?» Иногда журналисты задают себе читательские вопросы: «Что я могу сделать в отношении этого» или «Как это повлияет на меня?» Это хорошо, но недостаточно. Нам нужно задавать другой вопрос, который по-настоящему разбудит читателей, слушателей и зрителей. Вопрос о коллективных усилиях — малых и крупных ассоциациях, которые формируются или уже существуют — а не только «что правительство должно делать».

Большая часть критики народной журналистики — особенно самая саркастическая её часть — основана на заблуждениях или ошибочных суждениях о том, что мы понимаем под народной журналистикой

Мы не понимаем под народной, гражданской журналистикой:

— Ограждение или предупреждение в любом виде, новостной организации от выполнения роли «сторожевых псов» и «четвёртой власти». В «народной журналистике» нет ничего, что ограничивает журналистов в том, чтобы быть квалифицированными специалистами или расследователями, какими они хотят быть. По сути, я бы сказал, что народная журналистика помогает узнать, где именно нужно расследовать.

—  Нарушение принципов журналистской этики и стандартов честного, правдивого, всестороннего и аккуратного сообщения фактов.

— Пропаганду и отстаивание чьих-либо взглядов. На самом деле, мы говорим противоположное — создавайте условия для сообщества для принятия взвешенных решений, куда оно хочет идти. И при этом новостная организация как редакция не обязана соглашаться с этим направлением.

— Журналистику, проталкивающую политическую повестку дня (кроме как в смысле показа вовлеченности граждан в общественную жизнь). Мы не говорим о заранее написанных ответах, решениях или направлениях действия для сообщества. Мы говорим о том, чтобы помогать гражданам понимать и обсуждать набор основанных на ценностях этого сообщества перспектив в разрешении общественных проблем, задач и сомнений.

— Проведение опросов и фокус-групп, диктующих, как нужно освещать событие.

— Отказ журналистов от ответственности определять значимость и ранжировать новости. Предпочтительнее, если бы это ранжирование делалось на основе активного способа понимания вашего сообщества и социума.

— Просто «лучше слушать» (это серьезное недопонимание и медвежья услуга практикам народной журналистики). Говоря так, они сводят на нет саму идею.

— Просто старомодный «хороший репортаж». Ну… И да, и нет. Правда ли, что «старомодные» журналисты делают всё, что в их силах, чтобы понять людей, которые живут в их сообществе, и что значимо для них? Придают ли они значение тому, что говорят — граждане так же, как значимы для них слова официальных лиц и экспертов… и самих журналистов? Использование более широкого народного или гражданского ракурса было бы более здоровым, более точным описанием событий, жизни в сообществе. И когда люди видят себя в этой картине дня, они вернутся к вашим газетным страницам и эфирам, потому что там будет представлен мир, каким они его знают.

— Большие и дорогие проекты, которые отнимают у сотрудников огромное количество времени и других ресурсов. В реальности, мы говорим о ежедневном подходе к работе, суть которой — предпринять честную ежедневную попытку правдиво описать то, как живут люди. СМИ могут выбрать путь проектов или отказаться освещать события, требующие большой подборки материалов. Но нет разницы в «снаряжении», которое вы выбираете. Отличие — в определенном способе мышления «народного журналиста», который применим к любой истории, большой или маленькой.

 

Когда мы представляем правительство как «каких-то других людей», как что-то отдельное от большинства нас, мы неверно истолковываем управление и решение общественных проблем исключительно как ответственность чиновников в нашем демократическом обществе.

Реальность такова, что большая часть работы и прогресс, достигаемый в решении любых социальных проблем — создается за пределами правительства, создается руками людей и групп, обсуждающих проблемы, совместно решающих, что можно сделать в конкретной ситуации, и действующих на основании решений

Некоторые технологии могут подойти к тому, что вы делаете, некоторые — нет. Нет необходимости трактовать народную журналистику как инфографику, блок вопросов-ответов, досье на персоны или другие журналистские форматы. Инструменты, которые вы используете, не равны тому, что вы строите.

Таким образом, будет ошибочным сводить народную журналистике к чему-либо из этого списка:

— Партнерства с участием медиа
— Большие проекты
— Гражданские форумы и встречи
— Гражданские «говорящие головы»
— Вопросы граждан чиновникам и кандидатам на выборные должности
— Блоги, онлайн-форумы и другие формы потокового комментировани

Повторюсь, мы направляем усилия, чтобы наши журналистские привычки, рефлексы и практики стали более «народными» или «гражданскими», — мы меняем отношение. Это способ мышления, подход к вашей ежедневной работе. Не смешивайте их с функциями, техниками, инструментами, устройствами, которые журналисты могут использовать в достижении этой цели.

Будьте внимательны. Не приравнивайте инструменты, которыми вы пользуетесь, к идее народной журналистики. Эти технологии — вещи, которые призваны помочь вам в попытке сделать репортаж об общественных проблемах более гражданским. Но они не являются определяющей основой народной журналистики