Самый счастливый жанр

Как войти в доверие к собеседнику и выйти из него без потерь

Анна Степнова,
журналист, пиарщик

Что такое счастье? «Это когда тебя понимают», — эта фраза из фильма «Доживем до понедельника» на долгие годы сняла у нас потребность самостоятельно отвечать на этот вопрос. Интервью — самый счастливый жанр в журналистике! Если оно получается, если у журналиста и его собеседника остается ощущение, что они поняли друг друга, — это же счастье и есть. Как правило, люди охотно делятся мыслями, рассказывают о себе, своей работе и планах. Но на страницах СМИ интервью не часто встречаются, а те, что публикуются — не всегда интересны. Да и публичные люди нередко задумываются: «Вроде бы все журналисты слышали одно и то же, но почему-то у одного я умница с глубокими и ясными мыслями, а у другого — бестолочь какая-то, двух слов связать не умеющая, аж читать себя не хочется. Как же так?». Действительно, почему так получается?

Меня часто спрашивают: «Почему у тебя интересные интервью и разговаривать с тобой интересно? Этому можно научиться?». Можно, если есть желание. Хороших учебных пособий на эту тему я не обнаружила, хотя в каждом учебнике есть глава про интервью, поэтому написала эту статью.

Я не буду давать советов из серии «не опаздывайте на встречу» — это очевидно и находится за пределами наших обязанностей, как, например, совет барышням не надевать мини, когда они идут к священнику. Логика подсказывает, что журналисту нужно мимикрировать под среду: к банкирам идти в костюме, к художникам — в богемном наряде, к военным — в камуфляже. С другой стороны, если камуфляж не выдали сами военные, мы в их глазах будем выглядеть глупо и претенциозно. Скорее всего, журналист, надевший свой лучший костюм, в офисе президента коммерческого банка будет выглядеть «бедненько, но чистенько». За 30 лет работы у меня появилось правило: журналист должен одеваться так, чтобы при необходимости мог сесть на пол. Пару раз такая необходимость возникала, и я была очень рада, что длина моей юбки не ставит меня в неловкое положение. И еще считаю, что отличаться от своих собеседников надо, но не раздражая — во всём стоит знать меру.

Вот об этом мы и поговорим.

Слушаю и слышу

В современной России интервью возвращается в моду. Очень заметно, что этот жанр не в чести у тех СМИ, которые больше занимаются пропагандой, чем информацией: там чаще встретишь памфлет и фельетон, чем добротное, профессиональное интервью. Но и там, где они есть, у российской журналистики свои привычки: когда наш коллега берет интервью у звезды, он старается вставить в текст свои комментарии — в результате на долю слов журналиста приходится до 40% текста, а у французских журналистов — 20—30%. Наш журналист стремится доминировать над собеседником, дает ему оценки, задает провоцирующие, а то и просто бестактные вопросы.

Интервью — отличный способ достичь компромисса между интересами журналиста, издателя и интересами общества. Предоставляя возможность высказаться человеку, чья точка зрения не тождественна нашей, мы как раз и достигаем этого компромисса. Нам иной раз совсем не вредно придержать ощущение собственного величия, потому что высокомерие и ограниченность журналиста больше вредят свободе слова, чем цензура.

%

текста интервью в российских изданиях — слова журналиста

Журналист, зацикленный на себе, с трудом отличает факты от своих собственных представлений о них, о том, какими они должны быть.

«Пресса выработала странный тип объективности — поддельной объективности, приводящей к полуправде, неполноте и невнятности… Вместо того, чтобы считать две полуправды одной правдой, пресса должна искать “всю правду”», — пишут авторы книги «Четыре теории прессы». Всё, что попало в человеческую голову, уже не может быть объективным: объективны литры, метры, рубли и килограммы, а такие повседневные понятия, как «быстро», «далеко», «тяжело» и так далее — субъективны. Вам легко, а мне нет. Мне смешно, а вам — не очень. То, что мы видим вокруг себя, — это отражение реальности в зеркале нашего опыта, привычек, воспитания, мировоззрения. И никуда от этого не деться. Поэтому журналистика не может быть объективной. Но она должна быть честной и добросовестной.

Начинающие журналисты с удовольствием берутся писать рецензии на фильмы, книги и спектакли, а интервью считают скучной работой. Их можно понять — вести диалог трудно, если, конечно, это на самом деле диалог, а не монолог, оформленный редкими репликами собеседника: «А ты что?.. А он что?.. Да ну?.. Неужели?.. Вот это да… Угу… Ага…».

Жанр в журналистике — это не просто набор типовых приемов, используемых при написании текста, это способ взаимодействия с миром. Репортаж — это наблюдение: журналист смотрит, что происходит, но не вмешивается. Статья — это попытка изменить мир, препарируя его противоречия. А интервью — диалог, поиск понимания с другим человеком. Чтобы сделать хорошее интервью, нужно обязательно уважать своего собеседника, с интересом к нему относиться, иначе ничего не получится.

ДА и НЕТ не говорите

Поза, выражение лица, короткие реплики («да-да», «понимаю»), кивки головой, улыбка покажут собеседнику ваше внимание и интерес. Кстати, даже на пресс-конференции, сидя в толпе коллег, вы можете привлечь внимание выступающего и заинтересовать его собой, если будете заинтересованы сами. Особенно если ваши коллеги заняты собой: роются в блокнотах, болтают друг с другом и отправляют СМС. Выраженное без слов внимание способно творить чудеса даже с очень закрытыми людьми, но для того, чтобы разговор получился, этого мало.

Вызовите собеседника на разговор, покажите, что действительно хотите понять его идеи, мысли, чувства. Для этого стройте вопросы так, чтобы на них нельзя было ответить односложно. Вопросы должны быть открытыми, начинаться словами «что», «какой», «как», «расскажите», «объясните». На такие вопросы нельзя ответить «да» или «нет», «правильно» или «неправильно». Задавая подобные уточняющие вопросы, вы с большей вероятностью вызовете собеседника на откровенный разговор, поскольку на открытые вопросы не может быть правильных или неправильных ответов.

Посмотрите, как задает вопросы и как держится Ларри Кинг, автор книги «Как разговаривать с кем угодно, когда угодно и где угодно»

Имейте в виду, что само по себе слово «как» или «что» не делает автоматически ваш вопрос хорошим, вопрос должен провоцировать на ответы с рассказами о деталях, поступках. Например, «Как вы добились успеха?» в личностном интервью — это не вопрос, а демонстрация профессиональной лени. Если вы знаете о мероприятии, где будет выступать спикер, заранее, и контекст позволяет, подготовьтесь, соберите факты о поступках вашего персонажа и встраивайте в вопросы эту информацию. Тогда интервью получится обязательно.

Но и это не всё. Дайте понять собеседнику, что вы настроены на его эмоциональную волну — пусть он видит себя в вас, как в зеркале. Попробуйте сесть в ту же позу, что и ваш собеседник, так же сложите руки (конечно, не надо обезьянничать и чесать нос вслед за визави). А теперь покажите ему словами, что вы понимаете его чувства: «Вас, как я понимаю, это обрадовало?» Или: «Чувствую, вас это расстроило». И спросите, правильно ли вы его поняли. Дайте человеку возможность проявить свои чувства!

Терпение и вопрос

И еще немного о том, правильно ли вы поняли собеседника. Простой, но работающий психологический прием установки контакта — перефразирование только что сказанного: «если я вас правильно понимаю, вы считаете, что…» и после «что» — повторить только что услышанную мысль. Прием просто только на первый взгляд. Он действительно помогает установить контакт, если вы сумели воспроизвести сказанное собеседником без искажений, а это не всегда удается. Велико искушение показать себя, свою эрудицию, но перефразируя, мы вносим в сообщение свое представление, а это не всегда нравится собеседнику. Поэтому лучше вообще не менять сказанного, а просто повторить.

Повторять сказанное — для многих, как ни странно, целая наука. Как это так — просто повторить? А внести свое? Да он, может, вообще чушь несет? Журналист не обязан соглашаться со своим собеседником, но понять его позицию нужно обязательно — иначе, зачем вообще затеваться с интервью? Встав в оборонительную позу, показав свое отторжение, несогласие, раздражение, мы не сможем добиться взаимопонимания. Не беспокойтесь за себя — у журналиста есть великолепная привилегия: пишем-то мы, так что последнее слово всегда останется за нами. Но сейчас наша задача — разговорить собеседника и понять его. Этим мы и занимаемся. Хороший интервьюер похож на актера: он вживается в собеседника как в роль, чтобы после окончания этой работы с профессиональным спокойствием вживаться в другой образ. Это помогает не только понять героя, но и не потерять самое главное из сказанного, сохранить его живые интонации, а иногда и просто запомнить сказанное.

Вспомните одно из своих последних интервью. Вы позволили собеседнику выговориться? Вы его не перебивали, не подгоняли, не поглядывали на часы? Вы задали хоть один вопрос, показывая свою заинтересованность? Вы подтвердили понимание, точно повторив адресованное вам сообщение? Если на три вопроса ваш ответ — уверенное «да», значит, вы справились. Эта технология называется «ТВП»: «терпение — вопрос — подтверждение».

Эта универсальная методика пригодится не только в интервью, но и в переговорах с партнерами и коллегами, в разговорах с начальством. После того, как вы показали способность принять чужую точку зрения, можете высказывать свою — ваш собеседник готов ее услышать.

Вспомните одно из своих последних интервью. Вы позволили собеседнику выговориться? Вы его не перебивали, не подгоняли, не поглядывали на часы? Вы задали хоть один вопрос, показывая свою заинтересованность? Вы подтвердили понимание, точно повторив адресованное вам сообщение? Если на три вопроса ваш ответ — уверенное «да», значит, вы справились. Эта технология называется «ТВП»: «терпение — вопрос — подтверждение».

Эта универсальная методика пригодится не только в интервью, но и в переговорах с партнерами и коллегами, в разговорах с начальством. После того, как вы показали способность принять чужую точку зрения, можете высказывать свою — ваш собеседник готов ее услышать.

Ода любопытству

Ларри Кинга написал книгу «Как разговаривать с кем угодно, когда угодно и где угодно». Она адресована не журналистам, а всем людям, которые хотят легко выступать на больших собраниях, заводить разговоры на светских тусовках, поддерживать беседу за столом.

В книге автор перечислил общие черты всех хороших собеседников:

  • они смотрят на вещи с новой точки зрения и имеют нестандартное мнение об известных предметах;
  • их отличает широкий кругозор: они думают и говорят о вопросах и событиях, выходящих далеко за пределы повседневных интересов;
  • для них характерен энтузиазм: во всём, что они делают в жизни, они проявляют страсть и интересуются тем, что вы им говорите в данный момент;
  • они не говорят всё время о себе;
  • они любопытны, не стесняются спросить: «Почему?», хотят больше знать о том, что вы им рассказываете;
  • они умеют сопереживать, пытаются поставить себя на ваше место, чтобы сформулировать свое отношение к тому, что вы говорите;
  • они обладают чувством юмора и не стесняются сами использовать его; наиболее интересные собеседники часто рассказывают смешные истории о самих себе;
  • у них есть собственный стиль ведения разговора.

И какое же из этих восьми полезных качеств помешает журналисту?

Может показаться, что всё выше сказанное слишком очевидно. Но сколько человек знают, что нельзя переходить дорогу на красный свет, и всё равно нарушают это правило? Понаблюдайте за людьми на больших мероприятиях, скажем, на сессии думы или профсоюзной конференции, и вы увидите: никто не слушает.

Журналист, умеющий слушать и слышать своих собеседников, делает их, пусть ненадолго, счастливыми. А главное — он всегда знает больше, чем любой другой.

Моя профессия — дилетант

Несмотря на пословицу «по себе людей не судят», судим мы всё-таки по себе. Дело не только в том, что мы приписываем другим людям свои чувства и мотивы. Мы еще и масштаб другой личности оцениваем по масштабам своей: если мы ленивы и нелюбопытны, нам не понять радости исследователя; если наша хата всегда с краю, нам не понять романтика, пытающегося изменить мир.

Самые интересные интервью — разговор равновеликих личностей. Можно не любить Владимира Познера или Владимира Соловьева за взгляды и манеру их выражать, но приходится признать: в беседе с ними люди раскрываются. В 2008 году газета «Деловое Поволжье» сделала один из своих лучших проектов: самым активным читателям предложили взять интервью у тех, кто им интересен. И вот директор проектного института беседует с искусствоведом, ресторатор — с музыкантом, владелец торговой сети — со знаменитой спортсменкой, а мэр города — с главным редактором. В такой паре интересно обоим, а читателям этого спецвыпуска — вдвойне: интервьюер не подстраивается под собеседника, не подгоняет вопросы под ответы, он искренне интересуется тем, что ему рассказывают. И эта искренность — самое дорогое, что можно получить в нашей работе.

Значит ли это, что начинающему журналисту не стоит и пытаться делать интервью со значимыми людьми, обладающими большим опытом, знаниями? Обязательно стоит. Живость восприятия, открытость ко всему новому, искренний интерес к собеседнику стоят часов, проведенных в поиске сведений о нашем герое. Журналист априори не может быть специалистом во всем. Мы — дилетанты. Достаточно образованные и любопытные дилетанты, чтобы придумать интересные для собеседника вопросы, ответы на которые будут интересны и нам, и нашим читателям, зрителям, слушателям.

Никогда не стоит комплексовать по поводу того, что статус собеседника слишком высок по сравнению с нашим. Мы — медиумы, посредники между ним и теми людьми, к которым ему надо обратиться. В этом наша миссия. Вспомните, как в американских фильмах журналисты чуть что кричат: «Наши читатели хотят знать». Они правильно делают, что прикрываются читателями и зрителями — статус двух последних всегда выше статуса нашего собеседника, хотя бы потому, что их много и они разные.

Невозможно достичь взаимопонимания, если каждый занят только собой и думает только о своих интересах. Суметь обменяться мнениями, не обижая и не оценивая друг друга, понять собеседника и сделать интересный материал для читателей, слушателей и телезрителей — это на самом деле счастье.