В сфере презентаций и публичных выступлений уже давно не происходит ничего нового, а само по себе качество подачи материала по-прежнему оставляет желать лучшего. Однако есть одна тенденция на улучшение – школьники теперь делают много разных презентаций согласно учебной программе, и надо просто подождать пока они вырастут, чтобы отметить массовые улучшения публичных выступлений. Об этом и многом другом мы поговорили с Алексеем Каптеревым, консультантом по презентациям и автором книги «Мастерство презентации»

- Алексей, в каком ключе развивается направление публичных выступлений?

- На мой взгляд, презентации определяются так называемой коммуникационной парадигмой, а она меняется в том же ключе, что и общекультуральная парадигма: архаика, модерн, постмодерн, пост-постмодерн. Сначала у нас был архаический подход, риторика. Риторика боролась с косноязычием, а хорошим результатом являлось красноречие. В итоге люди, которые овладели риторикой, говорили красиво — но не по делу. Следующим этапом стал модерн: «Неважно, красиво или некрасиво, главное эффективно или нет. Давайте лучше будем манипулировать людьми, чтобы они делали то, что нам нужно».

 

Сейчас на смену манипулированию постепенно приходит феноменологический подход, который говорит, что не надо людьми манипулировать, надо, чтобы было искренне и душевно. Обратная сторона этого подхода – душевность есть, да, но в чем результат, где изменения?

Что будет дальше, пока не понятно. Все отмечали определенную границу между риторикой и условным НЛП или другими прагматическими подходами, она была заметна. Затем феноменологический подход объявил, что всё это нечестно, и нужно развивать аутентичность у спикеров. Россия сейчас как раз в этой стадии – на смену манипулированию приходит феноменология. Мне, конечно, интересно посмотреть, что придет на смену феноменологии.

— Есть ли какие-то свежие тренды в презентациях? К чему стремится мировая практика?

— Я не вижу ничего принципиально нового, что появилось бы за последние лет пять. Лет пять назад все сказали: «ОК, давайте делать простые слайды. Сложные слайды тяжело делать и тяжело по ним рассказывать, давайте не будем их делать». Это вообще хорошая идея, но оказалось реально сложно это внедрить в повседневную практику корпоративной коммуникации. И вот буквально пару месяцев назад Нэнси Дуарте, большой авторитет в нашей небольшой отрасли, сказала: «Ладно, черт с вами, давайте делать сложные слайды, просто не будем по ним выступать. Просто будем делать отдельный буклет». Буклет это тоже презентация в каком-то смысле, просто не нужно выступать по нему. Это, может быть, единственное заметное изменение. Меня и самого отсутствие изменений тоже уже немного утомило. Я уже сам начинаю искать какие-то исследования и идеи.

— Как дела у сторителлинга - он уже захватил пьедестал или у этого приёма ограниченный круг использования?

— Я стал замечать, что меня на мастер-классы стали звать организации, которые можно назвать скучными – большие, крупные, окологосударственные. Они теперь тоже что-то хотят про сторителлинг. Эти люди не в авангарде прогресса, до этих людей многое доходит в последний момент. Так вот если уж до них дошел сторителлинг, можно констатировать, что популярность идеи выросла очень сильно. Вопрос еще, конечно, в том, насколько люди этим овладели. Как навыком, практикой. С этим не очень хорошо. Но говорят об этом сейчас везде.

— Сторителлинг пригоден для выступлений перед массовой аудиторией, или на внутрикорпоративных презентациях он тоже уместен?

— Есть два сторителлинга. Есть сторителлинг как рассказывание кейсов или иллюстрация чего-то кейсами, примерами из жизни: «Шел я вчера по улице, и там произошли какие-то события, это наводит меня на мысль – а не переделать ли нам всю нашу стратегию?». Это один вариант. Вариант №2 - это вроде того, делал Стив Джобс, когда вся презентация была структурирована, как история. Когда ты вроде как рассказываешь про продукт, но реально это не рассказ о свойствах продукта, а рассказ о том, как мы этот продукт делали. Почему у него такие свойства? Сначала были какие-то проблемы, мы начали какой-то процесс, в результате этого процесса мы пришли вот к таким свойствам. Это чуть-чуть разные сторителлинги. Во втором варианте нет явного героя. В точности не понятно, про кого это.

 

Спрашиваю у аудитории: «Про кого эта история? Кто герой?». Люди отвечают: «Ну, наверное, продукт — герой». Но как продукт может быть героем, у него же нет ножек

Естественно, что герой здесь это сама компания, и рассказывается внутренний рабочий процесс. Вот этот вариант №2, сторителлинг как структура, он вообще для всего подходит. Можно ли рассказывать кейсы на планёрках? Да наверное тоже можно. Я не вижу особенных проблем. Где бы их найти только, да? Структура подходит в любом случае, а вот мелкоуровневый сторителлинг…  Да, я думаю, тоже нет проблем. Но без него можно обойтись легко. Без структуры истории обойтись нельзя.

Книга о том, как добиться от своих презентаций большего: больше эмоций, больше приключений, больше испытаний и больше результатов

— Какие-то технологии сейчас принято использовать в презентациях, кроме безраздельно властвующего PowerPoint?

— На макинтоше есть программа Keynote, но это просто аналог PowerPoint, хотя и сильно лучше, конечно. Есть еще Prezi. Она сильно отличается, но ее преимущество, по-моему только в том, что это необычно, ново и еще не приелось. С Prezi ты сильно выделяешься на общем фоне. Особенных других преимуществ я не вижу. Prezi – это просто индикатор того, что автор презентации хочет «выйти из мартицы». И это хорошее желание. В результате средняя Prezi-презентация, конечно, лучше, чем средняя PowerPoint-презентация, но это как средний вегетарианец будет жить дольше среднего мясоеда, просто потому, что он в принципе заботится о своем здоровье, меньше курит и пьет, больше йогой занимается. Это не означает автоматически, что мясо как-то сильно вредит. Так же и с Prezi – люди, которые стремятся к новому, больше вникают, в итоге делают более качественные презентации. Глобально я не думаю, что дело именно в Prezi.

Еще один тренд – iPad. С ним происходит что-то интересное. Сейчас можно цеплять iPad без проводов к Apple TV, и потом ходить по сцене, предположим, с малоприметным iPad mini и что-то делать в реальном времени. Я не вижу пока удачных примеров, но я вижу, что есть много усилий в этом направлении. Выпускается много софта для iPad, чтобы делать на нём презентации. Но он пока плохой, толком не работает, там можно делать только очень простые какие-то вещи. Однако видно, что люди стараются, скорее всего, за этим будущее.


Есть русские субтитры

— Какие сложности остаются в большинстве презентаций и продолжают быть основными проблемами спикеров?

— Это вопрос уровня рассуждения. В глобальном смысле, мне кажется, что самая большая сложность — это выбор места работы. Самая большая ошибка людей с точки зрения презентаций — это то, что они идут работать в абстрактный Газпром или в абстрактное министерство, в большие бюрократические организации. Если ты идешь работать в абстрактное министерство, конечно у тебя будут плохие презентации. Почему? Да потому что там вокруг презентаций всё плохо. Культура организации, твоё окружение не поддерживает хорошие презентации. Тебя не награждают за хорошие презентации, это не ценится, потому что решения всё равно принимаются по-другому. Подготовка презентаций постоянно делегируются подчиненным, то есть сразу есть мессадж «я сам такой ерундой заниматься не буду». Конечно, будут плохие презентации.

С другой стороны, если ты приходишь в абстрактный Яндекс, то там очень многое сделано для того, чтобы презентации были хорошими. Тебе не дадут там плохие презентации делать. Так что самый простой способ улучшить презентации – сменить место работы. Если смотреть на более мелкий уровень спикерских проблем, то конечно можно говорить о том, что люди не поддерживают контакт с аудиторией, но какая разница, поддерживается ли контакт, если это в целом компанией не ценится?

— Правда ли, что спикеры в России не осознают важность структурирования своего выступления и качества визуального сопровождения? Как это можно преодолеть?

— Яндекс по большому счету преодолел такие трудности, у них далеко не всё было хорошо с этим лет 5 назад. Но это большие организационные меры. Отдел создали, который только презентациями и занимается.

— Вы известны как человек, продвигающий грамотный подход к презентациям. В нашем прекрасном будущем на конференциях люди выступают по делу, четко структурируют мысль и визуальный ряд радует глаз, или такого счастья никогда не случится? Обязательно ли всем начинающим спикерам проходить «болезни роста», разные стадии с плохими презентациями?

— Знаете, опять же, зависит от окружения. Проведу такую аналогию. Вот, предположим, у цивилизации есть такая фаза, где все убивают друг друга. Первобытно-общинный строй. Но потом кто-то просветлеет и скажет: «Давайте попробуем без этого. Знаю, будет тяжело, но попробуйте не убивать, обретите Иисуса или кого-нибудь еще». Маленькие дети тоже в своем развитии проходят такие фазы развития, когда они всё крушат. Многие из этой фазы так и не уходят (как пример – афроамериканская молодежь, которая, в конце концов, пополняет контингент американских тюрем). Но большинство людей вполне успешно преодолевают разрушительную фазу в том возрасте, который они вообще и не помнят.

То же и с презентациями. Если, пока вы растете, все вокруг вас не будут делать плохих презентаций, то и вы в итоге не будете их делать. Ну, в крайнем случае, вы сделаете это один раз в детском саду, вам скажут: «Не надо так». И больше не будете повторять. Большинство людей просто пойдет в общем потоке.

Поделитесь этим интервью с тами, кто часто выступает публично. С учителями и преподавателями, например

Каждую неделю

вы будете получать полезные статьи, анонсы, интервью, презентации, видеоролики, переводы, инфографику и много всего интересного

Всё получилось, рады, что вы с нами

Яндекс.Метрика