Долгая дорога к лонгридам

Олег Копылов,
редактора сайта altapress.ru

Открыть телевидение и… сделать отличный сайт. Такой опыт есть у «Екатеринбург-ТВ». Как сайт телеканала стал самостоятельным, почему был выбран формат лонгридов и что в планах у главного редактора — рассказывает он сам.

Что изменилось после запуска нового сайта?

Проще сказать, что не изменилось! Сайт, который был до этого, изначально играл роль архива. Хотя в последний год перед перезапуском делались попытки сделать из него самостоятельное подобие информагентства с городскими новостями. Была поставлена задача сделать сайт самостоятельным источником информации, во-первых. Но главным было сделать продукт передовой, который опирался бы не на то, что уже есть в России и Екатеринбурге, а на успешный мировой опыт. Чтобы мы не бежали за паровозом, а катились как минимум вровень с ним

Что изменилось после запуска нового сайта?

Проще сказать, что не изменилось! Сайт, который был до этого, изначально играл роль архива. Хотя в последний год перед перезапуском делались попытки сделать из него самостоятельное подобие информагентства с городскими новостями. Была поставлена задача сделать сайт самостоятельным источником информации, во-первых. Но главным было сделать продукт передовой, который опирался бы не на то, что уже есть в России и Екатеринбурге, а на успешный мировой опыт. Чтобы мы не бежали за паровозом, а катились как минимум вровень с ним

Главный редактор Анатолий Ефремов

Главный редактор ekburg.tv Анатолий Ефремов

 Что такое ЕТВ?

ЕТВ — это городской телеканал, который рассказывает, в основном, о том, что происходит в Екатеринбурге и Свердловской области. Он начинался в 2012 году как площадка для дискуссий самых разных персонажей, которые имеют влияние на жизнь города и предопределяют его развитие. Сайт запускался одновременно с телеканалом, но в 12-м году все-таки упор делался именно на телевещание, сайт был архивом телеканала в интернете и поддерживался силами телередакции постольку-поскольку. Речи о его осмысленном развитии не шло. Но в прошлом году (2014) руководство телеканала решило, что интернет-платформу надо выводить на первый план, добавлять ей самостоятельности, а для этого нужно все сломать и построить заново. Вот примерно такая история. Я пришел сюда в августе 2014 года, в аккурат на финальной стадии разрушения.

У вас уже был опыт работы в интернет-изданиях?

Да, я до этого работал в нескольких крупных сетевых СМИ региона, в том числе и на портале 66.ру который в городе считается одним из передовых по части внедрения новых интернет-технологий. Правда, непосредственно перед ЕТВ я работал в журнале «Деловой квартал», но в то время они уже очень активно развивали сайт.

В творческой редакции даже мелочи не простые.

 Изменилась ли редакционная политика телеканала в связи с изменениями на сайте?                                                                                                                      
Редакционная политика — нет. Задачи телеканала остались прежними. Единственное, что теперь в «админке»при заливке эфира нужно ставить больше галочек.

А журналистам пришлось переучиваться?

Смотря каким. Дело в том, что редакция сайта и редакция телевидения разделены, их объединяет только площадка. Так что если мы говорим о том, какие изменения для журналистов сайта произошли с появлением нового дизайна, то, конечно, они были фундаментальные. Появились новые форматы подачи контента, которых раньше вообще не было в принципе. Появилась необходимость формировать не только текст и к нему изображение, и, может быть, вставлять какое-нибудь видео, но и создавать вокруг этого контекст. Вставлять в материал разные ссылки и блоки, чтобы читатель, если он хочет узнать подробности, не терял время в этом конкретном тексте, а прошел по ссылке и узнал предысторию и прочее. Мы до сих пор продолжаем обучаться, потому что каждую неделю появляется новый функционал в «админке».

 

Вот так было до…. кто-то ещё помнит об этом?

Были ли «грабли», на которые вам пришлось наступить?

Ну, конечно, были. Но в основном они касались того, как мы видели себе этот сайт, и того, каким он получился. По некоторым параметрам мы получили вообще не то, на что рассчитывали. Допустим, компоновка контента на разных страницах, хорошо выглядевшая в макете, стала внезапно выглядеть плохо, когда всё заработало. Потому что макет, когда он делается и показывается заказчику, делается идеально. Дизайнер, разработчик подбирает контент к макету таким образом, чтобы все выглядело красиво. В жизни всё более разнообразно и не совпадает с идеальными формами. После долгих дискуссий с разработчиками и с руководителем перезапуска сайта нам что-то удалось привести в соответствии с нашими представениями о прекрасном, а что-то пришлось оставить. Например, у нас есть раздел «Истории» — это страницы, где собираются все материалы по одной конкретной теме. По макету предполагалось, что на этой странице будут собраны не только материалы по одной теме, но будет еще и некоторое количество материалов, которые не относятся к ней. Просто как баннеры. Но потом, когда мы воплотили в жизнь эту идею, выяснилось, что баннеры перешибают, разрывают сюжет истории.

В день рождения изобретателя радио Александра Попова в Екатеринбурге выясняли как относятся к «физикам» и «лирикам» профессиональные радийщики.

 

Ваша целевая аудитории как восприняла перемены?

Я думаю, что у нас до прошлого августа целевой аудтории как таковой вообще не было. То есть, вчера на сайте могла выйти новость про то, как человек неправильно припарковался и ему положили камень на капот, а завтра — новость о том, как в Рио-де-Жанейро при боковом ветре садятся самолеты, послезавтра — новость про 10 самых умильных котиков. В общем, не было никакой концепции. Люди в основном приходили на сайт из агрегаторов и уходили практически сразу.

Как росла аудитория после запуска новой версии сайта:

                                                                                             

%

прирост аудитории с августа 2014 по август 2015

%

прирост аудитории в ноябре 2015 г.

Что сейчас изменилось в редакционной политике, как вы ее строите?

 Мы заострили концепцию, для нас сейчас целевой аудиторией являются горожане возрастом от 25-35 лет, молодые профессионалы, которые умеют критически мыслить. У них есть семьи, дети, они очень молодые и могут потратить какое-то количество времени и сил на то чтобы сделать родной город лучше, комфортнее. То есть, это люди, которые утолили свои базовые витальные потребности и теперь хотят удовлетворить потребности духовные .

 Сейчас вы можете сказать: может ли ваша аудитория влиять на редакционную политику?

 Нет, она влияет на редакционную политику исподволь, потому что мы все равно каждый день смотрим метрики и понимаем, какие новости вызывают интерес у наших читателей. Каждый наиболее просматриваемый материал — это новый вектор, который чуть корректирует нашу редакционную политику, но напрямую они на нас никак не влияют. Но мы стремимся удовлетворить их потребность в каком-то созидании вокруг них.

Адвокаты, которые работают с самыми громкими делами — кто они?

 

 

 Что для вас повестка дня?

Прежде всего, это новости про городское пространство и про то, как оно изменяется, это тексты про то, каким город видят горожане и приезжие, какое впечатление он вообще оставляет. Потом у нас идут какие-то оперативные вещи, которые касаются городской жизни — то есть, что происходит в эти минуты в городе. Как обычно, тут мы пересекаемся с коллегами из других интернет-СМИ примерно на 70%. Актуальная повестка плюс-минус у всех одинаковая. И у нас есть эксклюзивные материалы формата, который я даже не знаю, как назвать. Мы внутри редакции называем это «контролируемое безумие». То есть, мы иногда берем какую-то привычную всем городскую историю и выворачиваем ее наизнанку так, что у людей рвется шаблон и они в шоке на все это смотрят. Так было, например, с репортажем «Антитеза майонезу»: мы уговорили итальянского шеф-повара Франческо Спампинато проехаться с нами по городским киоскам, где продают шаверму, хачапури, хот-доги. Он всю эту еду попробовал, дал ей оценки. А потом люди нам писали: «Ох, это же мой любимый шавермарий, я за него болел, пока читал ваш текст».

 У вас очень интересная работа с заголовками, подачей материала, не боитесь заиграться?

Нет. Я контролирую процесс. Ставлю задачу, чтобы заголовки были не просто информативными, но и были элементом игры для читателя, чтобы он ловил в них какие-то скрытые смыслы или просто получал эстетическое удовольствие от каламбуров, внезапных слов.

Если подходить творчески, то даже о погоде можно рассказать необычно.

 Сколько человек работают в интернет редакции?

 Шестеро.

 Достаточно?

Пока да, то есть, всегда можно делать больше, но это именно оптимальный объем штата, который позволяет редакции справляться со всеми ежедневными задачами. У нас есть люди, которые мониторят и отписывают актуальную повестку, есть люди, которые готовят большие тексты, вот недавно у нас появился человек, который пишет и снимает оперативные репортажи с героями нашумевших новостей. То есть, если, допустим, утром весь город пишет, о том, что дальнобойщики протестуют против введения новых налогов, человек утром же уезжает на Пермский тракт и к вечеру привозит репортаж про дальнобойщиков.

 Раз они ребята мультимедийные, то они и фотографы, и операторы, и пишущие журналисты?

Фотографы, совсем не операторы, пишущие журналисты, в основном. Обычно, когда возникает потребность в операторе, мы договариваемся с телевизионной редакцией, чтобы нам выделили оператора. Но работа с оператором не оперативна. Мы не всегда можем дернуть его и сразу куда-то ехать. К тому же, мультимедийность — она же не только в том, чтобы человек побежал и наснимал кучу фотографий и видеороликов, а потом пришел и все это скомпилировал в некую конструкцию. Мультимедийность, на мой взгляд, еще и в том, чтобы, например, ловко и в тему ввернуть коуб с енотом в текст или нарисовать какой-нибудь коллаж.

Как вы сотрудничаете с телевизионщиками?

У нас есть две ключевые точки пересечения. Мы готовим материалы по особенно резонансным сюжетам или эфирам. И еще у нас есть формат «сказано на ЕТВ»: мы берем из эфира короткое завершенное высказывание героя и переводим его в текстовый формат. Получаются такие видеоколонки.

Цирк с конями или репортаж с концерта Мистера Кредо в Екатеринбургском цирке.

В режиссуре есть такое понятие сверхзадача — это то, что должно произойти со зрителем в конце действия, фильма. Какая у вас сверхзадача?

Мы хотим, чтобы у наших читателей менялось отношение к их городу и их месту в этом городе, чтобы они больше усилий прилагали к тому, чтобы поменять жизнь вокруг. Сейчас очень велико влияние нас, 30-летних, мы не скованы менталитетом, что за тебя все решает государство, а если что-то идет не так, то это так и задумано. И сверхзадача, соответственно, зарядить людей, показать им, куда идти, куда они могут написать, если у них что-то сломалось или они видят несправедливость. Чтобы они не растрачивали слова зря, не ныли на форумах, а чтобы они знали, если у них во дворе прорвало канализацию, они должны не бежать снимать это все и не галдеть об этом в интернете, а звонить в аварийные службы. То есть, сверхзадача достаточно утилитарная: дать людям понимание того, каким образом и куда они могут приложить силы, чтобы изменить жизнь города к лучшему.

Рассказывать нужно и том, как живётся в неволе даже еноту.

«Редакция ЕТВ остаться равнодушной к существованию первого колониального енота просто так не смогла. Эту пятницу мы объявляем Днем енота, а себя — самой пушистой и полосатой редакцией Енот-ТВ! Ищите забавных полоскунов и ракоедов в наших новостях, оставляйте комментарии и енотитесь вместе с нами! Всем енот!»

Карта медийных компетенций

Отмечайте одним цветом те навыки, которыми вы владеете, — получите картину вашей специализации. Выделите другим цветом то, чему хотите научиться, — перед вами план повышения квалификации. 

 

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности компании Silamedia

Вы подписаны! Добро пожаловать в сообщество Силамедиа