«Работа учителей в онлайн-проекте должна быть строго регламентирована. При удаленной работе нужно четко прописывать в инструкциях все, что человек должен делать, и следить за таймингом: сколько операций в минуту нужно делать», — сказал Александр Ларьяновский в интервью Inc.Russia. Мы обсудили эту точку зрения с экспертами.

Юрий Куприянов

Юрий Куприянов

преподаватель департамента медиа НИУ ВШЭ

Весной 2016 года все мировые новостные агентства и СМИ облетела шокирующая новость про инициативу маленькой африканской страны Либерии в области школьного образования. В России эта новость осталась практически незамеченной. Суть сообщения заключалась в том, что правительство Либерии собралось отдать всю систему школьного образования частной американской компании на аутсорсинг. В 2016 запущен пилотный проект на 120 школ, который затем планируется распространить на всю республику.

Образованием Либерии собралась заниматься компания Bridge International Academies со штаб-квартирой в Кении и инвесторами, среди которых Deutsche Bank, Pearson Education, Фонд Билла и Мелинды Гейтс, Фонд Пьера Омидьяра (основатель eBay) и Chan Zuckerberg Initiative (фонд основателя Фейсбука и его жены).

Технология, которую предлагает эта компания для школ, называется Academy-in-a-Box — «Школа-в-коробке», а точнее — в контейнере. Два-три контейнера со всем необходимым оборудованием привозят на место будущей школы, распаковывают, устанавливают электрогенераторы и подключают спутниковый интернет, а сами контейнеры становятся стенами будущей школы. Учителей набирают из местных (создаем рабочие места!), они проходят 3-месячные курсы, и все их дальнейшие действия регламентируются инструкциями, которые учителя читают на экранах своих планшетов.

Урок — это скрипт, который учителя должны воспроизвести максимально точно. В скрипте написано, что должен делать учитель и что он должен говорить в какой момент урока. Планшет постоянно подключен к Интернету, так что сотрудники в штаб-квартире могут контролировать, как проходят уроки и как учитель выполняет все предписанные задачи.

«Работа учителей в онлайн-проекте должна быть строго регламентирована. При удаленной работе нужно четко прописывать в инструкциях все, что человек должен делать, и следить за таймингом: сколько операций в минуту нужно делать»

Это уже не Bridge, это цитата из интервью с управляющим партнером SkyEng Александром Ларьяновским. Контроль учителя и прописывание для него четких действий и сценариев разговоров с учеников — логическое развитие идеи технологизации всего и вся, начиная со служб технической поддержки и call-центров и заканчивая таксистами, следующими указаниям навигаторов.  Почему тогда учителя должны остаться в стороне от общей волны?

В 1977 году Стэнли Милгрэм, социальный психолог, известный своими провокационными экспериментами, вставлял подросткам в ухо невидимый наушник, и предлагал им повторять слова, которые нашептывали им эксперты в школьных областях. Объектом эксперимента выступали учителя, которые не заметили никакой разницы и ничего странного не заподозрили. Людей, которые высказывают не те мысли, которые порождает их собственная центральная нервная система, а мысли других людей, Милгрэм назвал «сираноидами», в честь Сирано де Бержерака, суфлировавшего недалекому красавцу Кристиану в одноименной пьесе Эдмона Ростана.

Роль учителя в современной и будущей образовательной системе является предметом бурных дискуссий. Звучат слова про «уберизацию» образования, исчезновение школ (но не учителей!), всеобщую победу цифрового контента. Но мало кто говорит про то, что цифровой контент – это не обязательно записанное видео на YouTube, воспроизводимое посредством компьютера или планшета.

Человек-сираниод, воспроизводящий цифровой контент, подготовленный и адаптированный под нужды конкретных учеников, проверенный тысячами «воспроизведений» – не это ли будущая роль учителя?

Готовы ли учителя к такой роли, и хотим ли мы, чтобы наших детей учили сираноиды, которым будет нашептывать текст искусственный интеллект?

В той сфере приложения онлайн-обучения, откуда происходит автор цитаты (иностранный, конкретнее, английский язык) это может быть и так. И даже наверняка. Там реально много денег на рынке, большая конкуренция, выверенные методики, огромное количество учебного контента, многолетние традиции преподавания и так далее.

Но для огромного количества тем и способов онлайн-обучения это не совсем так или вообще не так. Самое интеллектуальное и интересное происходит тогда, когда автор и есть онлайн-курс, и его труд неотчуждаем. Конечно, и в этом случае действуют общие рекомендации. Как в Голливуде, на какой минуте завязка, на какой кульминация. Здесь многое зависит от массы нюансов.

Получаются разные виды бизнеса (и вообще, разные виды деятельности): фабрика с массовым производством и мастерская кустаря-одиночки. Другая метафора – гипермаркет и бутик.

Интересно, что я успел побывать в обоих. Как организатор дистанционного обучения создавал фабрики, хоть и не такие большие, как Skyeng. И там у меня было всё, включая работу тьюторов, было нормировано. А как автор и онлайн-преподаватель я предпочитаю модель мастерской или бутика. Она более творческая, позволяет полнее самореализоваться, и в случае востребованности темы и качественной методики — более выгодная.

Есть еще и другая аналогия для обозначения видов обучения — медийная. Если рассматривать шкалу «институциональность–распределённость», то, конечно, ближе к полной институциональности – несколько жирных тем, которые тяготеют к фабричному устройству. Английский язык — главная из них. Где-то в середине оси есть заводики вузовского обучения и независимых центров. Они тоже близки к институциональности, но уже не всегда здесь есть возможность так жёстко выстраивать бизнес-процессы.

И есть длинный хвост индивидуального дистанционного обучения, который завершается минутными бесплатными роликами на YouTube, в которых школьники учат друг друга. Это интуитивное и сугубо авторское обучение. И это фабрика медийных и методических идей для институционального ДО.

Резюмируя, хотел бы сказать, что как автор и преподаватель онлайн-курсов я никогда не согласился бы с ролью сираноида. Как организатор обучения, я бы постарался нормировать большинство бизнес процессов — но только в области технологии учебного контента, учебной коммуникации и методики. Область смысловую, связанную с сутью предмета, я бы всё-таки оставил за преподавателем, не делая его сираноидом. Так что получается – два раза нет.

Павел Каллиников

руководитель Учебно-методического Центра «Директ-Медиа»

Мы не заменяем учителя, но оцифровываем его компетенции учителя и перекладываем самые важные с него на компьютер. Это уже сейчас позволяет предсказывать более точно время и деньги до достижения результата ученика.

Сейчас образование — в некотором смысле шаманство. Никогда не знаешь, что получишь, сколько времени займёт процесс. Сколько стоит выучить китайский язык? Квантовую физику? Играть на пианино? Что вам ответят?

«Не, ну вы начните, а там посмотрим, знаете, некоторые за два года достигают цели».

Примерно так же 500 лет назад пилигримы ходили к своим святыням. И они тогда не могли себе представить, что можно будет предсказать этот маршрут с точностью до дня и часа. Мы сейчас все еще не можем себе представить, что такое будет в образовании. Но оно точно будет. Уже начинается.

Оно переходит в стадию «стандартизированное качество, цена и время». Мы, будучи по сути еще небольшим стартапом (у нас около 1000 преподавателей), сделали экосистему, где есть некий «суперучитель» – к естественному интеллекту учителя добавили компьютерные технологии.

Новые технологии в образовании позволяют получать предсказуемый результат с заданными параметрами качества и понятными сроками. Хотим мы или сопротивляемся, но новые модели образования будут строиться на системах быстрой и гарантированной передачи знаний, где непрерывное изменение методики и самого образовательного контента являются часть самой системы образования.

Остается один вопрос: а кто уже к этому готов сейчас, а кому придется догонять?

Александр Ларьяновский

управляющий партнер «Skyeng»

Каждую неделю

вы будете получать полезные статьи, анонсы, интервью, презентации, видеоролики, переводы, инфографику и много всего интересного

Всё получилось, рады, что вы с нами

Яндекс.Метрика