Мультимедиа, кроссмедиа, трансмедиа

Что все это значит?

Я уже писал о том, что мы живём во время Кембрийского Взрыва в мире медиа. Внезапно — вы только представьте последние десятилетия в виде отрезка временной шкалы, который растягивается до эры наскальной живописи — у нас появилась возможность рассказывать истории в таком количестве форм, с помощью такого количества каналов, что заставило бы Рихарда Вагнера украсть такое золотое кольцо из зависти. Мы можем делать искусство более художественным, чем когда-либо.

Вместе со взрывом появилось множество терминов, которые описывают новые произведения и механизмы. Мультимедиа? Кроссмедиа? Трансмедиа? В чем разница? Вопросов много — и это хорошо.

Эти три термина можно разделить по тому, как они используют медиаформу и медиаканалы. Медиаформа — это язык, который используется в истории, он может включать текст, фотографии, иллюстрации, живые изображения, аудио и так далее. Затем эти формы воспроизводятся в некоем месте — это место и есть медиаканал. Журналистские каналы могут включать газеты, журналы, телевидение, радио, лекции, музей, игры, графическую публицистику, интернет или мобильное приложение среди прочего. Таких возможностей сотни.

Кевин Молони (Kevin Moloney)

Кевин Молони (Kevin Moloney)

фотожурналист, преподаватель

Оригинал статьи — «Multimedia, Crossmedia, Transmedia… What’s in a name?»

Перевод — Анна Калачина

 

Мультимедиа

Это старый термин — он родился задолго до появления компьютеров Macintosh, которые улыбались вам при загрузке. В поиске слова, описывающего возможные сочетания медиаформ в начале цифровой эпохи, мы позаимствовали термин «мультимедиа». Он распространился в среде журналистов, когда новости впервые появились в интернете. Газеты в некотором роде захватили этот термин, чтобы описать рассказывание истории не только словами и статичными изображениями, но ещё и с помощью инфографики, звука и позже — видео.

Кинохроника и телевидение уже практически сто лет рассказывали новости с помощью текста, звука, статичных изображений, видеозаписей и справочных графиков. Но газеты в Соединенных Штатах вели себя так, будто заново открыли Америку. Они дали своему «открытию» название, несмотря на то, что это уже было известно. Сейчас термин «мультимедиа» применяется почти для любого вида цифрового сторителлинга.

В рамках мультимедиа вы собираете много форм на одном канале для рассказа одной истории. Подумайте, например, о полноценном веб-проекте The New York Times 2012 года — Snowfall: The Avalanche at Tunnel Creek (Снегопад: Лавины в тоннеле Крик). Это один из лучших примеров мультимедийного сторителлинга. Текст, фотографии, видео, карты и взаимодействие используют, чтобы рассказать историю — и все это собрано на веб-сайте. Несмотря на то, что у проекта есть свои недостатки, он был настолько новаторским, что его название превратилось в глагол. «Сделать снегопад» («to make a snowfall») – значит создать цифровую историю, используя ту же эстетику, которую отшлифовывает Times в своих проектах Tomato Can Blues и Extra Virgin Suicide. Конечно, Times не одиноки. Проект Seattle Times Sea Changе тоже является впечатляющим примером мультимедийного сторителлинга.

Мультимедийный проект «Уголь. История любви»

Видеофрагмент из курса «Практика мультимедийной журналистики и сторителлинга»

Хочу открыть для себя мультимедийную журналистику

Подключите меня к курсу >>

Мультимедиа = одна история, много форм, один канал

Кроссмедиа

Этот термин чаще всего используют в рекламной индустрии. Он означает, что история рассказывается с помощью нескольких разных медиаканалов. Кола добавляла «жизни» в 1970-х на ТВ, на страницах журналов и радио. В журналистике вы встретите много подобных примеров у организаций, которые работали еще с телеграфными проводами. Такие новостные агентства, как The Associated Press, Reuters и другие, раздают свои истории разным газетам по всему миру, журналам, радио и телеканалам. Но в каждой такой истории — одинаковый набор фактов, скомпонованных более-менее одинаково. В это распределение включаются тексты, изображения и видео — и все они рассказывают ту же самую историю тем же самым способом.

В нескольких интересных агентствах, например I-News на Rocky Mountain PBS, изменили эту модель на региональном уровне, чтобы лучше распространять журналистские расследования в те СМИ, у которых не так много средств и репортёров для их производства. Если в мультимедиа используют несколько медиаформ, то в кроссмедиа используют несколько медиаканалов. Если использование той или иной формы в мультимедиа зависит от разных стилей обучения или способов восприятия, то в кроссмедиа каждый канал используется, чтобы достигнуть широкой аудитории.

Кроссмедиа = одна история, много каналов

Лекция документального фотографа и мультимедиа продюсера Ольги Кравец «Мультимедиа, кроссмедиа и трансмедиа для интерактивных документальных проектов: новые инструменты» прочитана в рамках web-documentary лаборатории «Время пересматривать», организованной Международным Мемориалом в институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

Трансмедиа

С трансмедиа мы больше не рассказываем только одну историю. Мы рассказываем много историй, которые становятся плотью на костях мира историй. В журналистике этот мир историй становится важной темой — это может быть сообщество или даже ритм регулярных новостей репортёра. Каждая история завершена сама по себе, но если соединить вместе многие из них, они могут расширить наше понимание более крупного предмета.

Несколько историй на одну тему и новостной повод не новы для журналистики. Но с трансмедийным сторителлингом мы помещаем множество разных историй во множество медиаканалов. Это расширяет аудиторию, что делает кроссмедиа, и даёт ценную возможность достучаться до целевой аудитории, которая может использовать эту информацию лучше всего. Рекламодатели больше не «распыляются и молятся». Они делают рекламу для целевой аудитории и кладут её прямо под нос своей аудитории. Они формируют эффективную аудиторию. Если это будет сделано удачно, то целевая аудитория разрастается в более эффективную массовую аудиторию.

Трансмедиа сторителлинг также стремится продлить вовлечение читателя в историю, не повторяя её содержания. Мы рассказываем несколько разных историй в разных формах на множестве каналов. Тогда у читателя появляется причина прочитать больше, чем одну из этих историй, с надеждой, что это увеличивает время, которое он проводит в нашем мире историй. В журналистике мы хотим углубить взаимодействие с темой. Чем дольше читатель остается с нами, тем ценнее становится информация.

Для создания трансмедиа в журналистике необходимо партнерство и сотрудничество. Мало у кого из журналистов есть в арсенале все навыки, необходимые для того, чтобы самостоятельно создать много историй в разных формах. Это усилия команды, и несколько устаревших новостных компаний контролируют больше, чем один или два медиаканала. Чтобы правильно определить целевую аудиторию, им нужно будет сотрудничать с владельцами других каналов на взаимовыгодной основе. Для журналистики такое сотрудничество не в новинку. Например, газеты и телевизионные каналы работают вместе над некоторыми историями уже не первый десяток лет.

Трансмедиа = одна большая тема, много историй, много форм, много каналов

Трансмедийный сторителлинг на примере кейса проекта «True Blood»

Сериал: «Настоящая кровь» (True Blood)
Канал/год: HBO, премьера — 2008
Трансмедиа проект: Сampfire

«Настоящая кровь» это американский драматический телесериал с элементами фильма ужасов и чёрного юмора, основанный на серии романов «Вампирские тайны» (англ. The Southern Vampire Mysteries) американской писательницы Шарлин Харрис. Премьера сериала состоялась 7 сентября 2008 года, вскоре телеканал HBO принимает решение продлить сериал на 6 сезонов.

Телеканал запускает мощную предпремьерную кампанию совместно с агентством Campfire.

Цель кампании: сформировать блок лояльной аудитории.
Задачи: на первых этапах кампании получить максимальный охват аудитории (активности как онлайн, так и и оффлайн), на последующих этапах, главная цель, создать активное обсуждение и «подогреть» ожидание сформировавшейся лояльной аудитории.

Рекламная кампания была проведена в три этапа:

«Открытие»

Отобранные блогеры, фанаты вампирской темы и «селебрити» получили по почте некое тайное послание с приглашением на форум, который посвящен новому синтетическому напитку для вампиров, который заменяет человеческую кровь. Далее эти люди получили образцы «настоящей крови» на проверку. На форуме начинается активная дискуссия о том, синтетический аналог крови избавит вампиров от необходимости питаться человеческой кровью, а значит они могут вести полноценную социальную жизнь. Таким образом аудитория узнает о фабуле сериала, а именно о существовании мира вампиров и неком научном прорыве, который позволит им жить открыто.

«Интеграция»

Обсуждение сериала становится все активнее, появляется новая площадка- блог, в котором публикуются новостные сводки о появлении вампиров, выступления экспертов, видео с самими вампирами и их ненавистниками. По своей форме блог ничем не отличается от любого другого, посвященного острой социальной проблеме, за исключением того, что проблема (как и весь контент внутри) относится к альтернативной реальности. В блоге поднимаются проблемы социальных недопониманий, этических проблем и социальных конфликтов, вызванных выходом вампиров в общество. Контент пестрит ярчайшими видео с самыми разнообразными героями: видеообращения вампиров, которые все равно хотят пить человеческую кровь; вампиров, которые хотят платить налоги и избираться в сенат; людей, которые хотят, чтобы их кровь пили; испуганного мирного населения и радикально настроенных противников, которые не стесняются выкладывать в сеть сцены пыток и убийств. Уже на этом этапе контент частично начинает формироваться силами аудитории. Первый этап интеграции аудитории пройден. Одновременно с активной работой на интернет-площадках с помощью инструментов digital, агентство размещает рекламу напитка «настоящей крови» в оффлайн: на автобусных остановках, в общественном транспорте, на билбордах и в журналах.

Так аудитория оказывается погруженной в мир сериала: в общество, где происходит открытие и принятие факта существования вампиров.

«Фокус»

В предпремьерной лихорадке сплетаются воедино разбросанные по сети видео из альтернативной реальности, наружные рекламные кампании «Настоящей крови», тематические ивенты и все, проведенные ранее активности. За три месяца кампании аудитория смогла узнать, погрузиться и даже пережить все те события, которые предшествовали начальной точке сюжета и сформировали «острую» социальную проблему на момент начала сериала.

 

Автор кейса — Алина Тавлуева

Мультимедиа, кроссмедиа и трансмедиа — это разные точки подвижного спектра, который по-разному переливается. У каждой точки спектра есть свои уникальные особенности повествования, которые дают нам гибкий набор инструментов для журналистики 21 века.

Эта публикация написана в формате

Каждую неделю

вы будете получать полезные статьи, анонсы, интервью, презентации, видеоролики, переводы, инфографику и много всего интересного

Всё получилось, рады, что вы с нами

Яндекс.Метрика