Сам себе редактор

Автор — Тимур Аникин
редактор проекта «Смартия», преподаватель, ведущий авторского курса по текстописанию

Вы стали меньше общаться в последнее время? Значит у вас, просто сел телефон или интернет не работает. Это  только кажется, что люди стали меньше разговаривать. Умение говорить сегодня востребовано, как никогда. Просто потому, что говорить мы стали письменно. Но при этом не всегда умеем точно сказать  то, что подразумеваем. Об этом разговариваем с редактором проекта  «Смартия», преподавателем, ведущим авторского курса по текстописанию Тимуром Аникиным.

В чём разница между письменной и устной современной речью?
Как научиться «говорить» письменно?
И зачем?

Для начала, наверное, надо пояснить, что «литературный язык» (система языковых правил) и «речь» (наше живое говорение) филологами давно разделяются и находятся друг с другом в сложных отношениях.

Мы еще застали эпоху двух крайностей: письменный текст должен быть «правильным» – грамотным, безошибочным, соблюдающим жанровые условности, – а в разговоре ты свободен, можешь пропускать глаголы, путать падежи… да лишь бы понятно было! Торжественные правильные устные речи тоже произносились, но оставались крохотной частью общего «звукового потока». Теперь противостояние двух крайностей исчезло.

Появился «неформальный письменный текст» — в первую очередь бесконечные чатики, во вторую — блоги и соцсети (но они следуют доинтернетным «статьям» и пока еще оглядываются на правила письма, а то ведь грамотные читатели засмеют и заклюют). И вот в неформальных текстах из Viber, Telegram, Hangouts, Skype, WhatsApp, из чатов ФБ-ВК-Одноклассников — уже не так важны языковые нормы и правила.

Разница между современной письменной и устной речью? Пишем руками, а говорим ртом. В этом смысле ничего не изменилось, разве что машинное распознавание речи в текст очень продвинулось. Я бы говорил не о разнице как таковой, а о значимых эффектах:

Огромный кусок прежнего «устного общения» стал условно «письменным»

И теперь он не растворяется в памяти, а хранится, скриншотится и т.д. И потому открылись бездны.

Теперь стать посмешищем гораздо проще

Орфографические ошибки нельзя поймать ушами, а глазами — запросто, другие типы ошибок тоже легче отловить на письме, чем «на слух». Если вы плохо учили русский в школе и не читаете книжек — это автоматически отметит любой грамотный собеседник (сописьменник?). И сделает про вас выводы.

Иногда это и в обратную сторону работает 🙂

Свой культурный уровень сложнее стало «завышать»

Язык — штука хитрая: можно вбрасывать многозначительные ключевые слова и делать вид, что вы богаты содержанием, но невладение формой тут же выдаст с потрохами (а кэш Гугла всё помнит). Я регулярно наслаждаюсь подобными комедийными эпизодами.

Можно за пять минут составить о незнакомом человеке довольно подробное мнение –   если он что-то «говорит в Интернете» и не заприватил свой соцсетевой аккаунт. Люди плохо понимают, насколько они раскрываются в своих текстах. И чем хуже соотношение серого и коричневого веществ в голове экспоната, тем быстрее и надежней диагностика. Очень удобно 🙂

Мы научились осмайливать эмоции

Вот я уже второй раз использовал смайлик. Роль смайлов и их внуков, фейсбучных стикеров, интересна. Есть понятие «невербалика»: мы важнейшие дозы информации получаем не из слов собеседника, а через язык тела — позу, осанку, мимику. Если мама злится или жена расстроена — это же за две секунды и без единого звука можно заметить, да? Но когда ты заболел и работаешь дома, или когда совсем выздоровел и увез свое тело работать в Таиланд — коллеги в офисе не получат от тебя невербальной информации. И тут мы пытаемся смайлами компенсировать бедность дистантной только-текстовой-коммуникации.

Месяц пытаемся, год пытаемся. А потом отвыкаем развернуто говорить о своем состоянии или строить фразы настолько подробные, чтобы все нюансы передавались без пиктограмм, словами. На длинной дистанции (сотни, тысячи речевых актов) рожицы выгоднее — экономят время.

Пещерным людям с их петроглифами мы уподобляемся лишь в таких↑ крайних случаях (хотя если я вижу политические дебаты в  «Одноклассниках», разница бывает мучительно малозаметной и в основном количественной — на каменной стене много не выдолбишь). Но, думаю, текстово-символьное письмо помаленьку деформирует  «чистые» тексты; возвращается некоторая  «элитарность», которая была присуща этому каналу во времена Ломоносова и Томаса Джефферсона.

Короче: теряем навык сложно писать и читать сложно написанное. Откройте  «Дон Кихот», откройте «Моби Дик», посмотрите на строение фраз! Не пишут так больше.

У нас чаще появляется иллюзия контакта, иллюзия полного понимания

Важный и опасный эффект. Это частный случай когнитивного искажения «иллюзия прозрачности». Например, общаетесь вы с далеко эмигрировавшим приятелем через мессенджер, какие-то дела обсуждаете совместные. И всё как бы в порядке, разве что вы шутите неудачно пару раз. Нормально поговорили, спокойно разошлись. Вы же не знаете, что приятель — в затяжной депрессии, и просто старался не подавать виду. Но после вашего разговора вдруг напьется, попадет под машину и угодит в реанимацию. Случись у вас настоящая встреча — вы бы по его виду заметили неладное, и вместо хиханек и хаханек подтолкнули бы человека выговориться — да и выпили бы вместе (умеренно). Взамен мессенджер дал вам иллюзию контакта. И обманул.

Хорошо (для меня) то, что этот случай я полностью выдумал. Плохо (для всех) — что мы, вид homo sapiens sapiens, не заточены под  «дистантный формат общения». Эмпатия, зеркальные нейроны, автораспознавание состояний — это всё хорошо работает лицом к лицу. Каждый выпавший из окна юзер Facebook кого-то удивляет:  «надо же, а вчера он котика запостил!».

Миллион мелких неприятностей — рабочих, личных, всяких — подстерегает, когда мы плохо выбираем выражения, недостаточно внимательно вчитываемся в то, что нам пишут, или просто промахиваемся мимо нужного смайлика. Иногда теряем время, иногда портим настроение. Если вы когда-нибудь ругались с кем-то онлайн (а вы ругались!), то понимаете, о чём я.

Коммуникация стала занимать суммарно больше времени, чем мы тратили на нее раньше

Вот я недавно провел устное интервью, потратив два часа, обсудили очень много. А тут я на несколько вопросов сам пишу ответы — и уйдет явно больше времени. Сначала обдумываешь, потом пишешь, перечитываешь, начинаешь редактировать… Это если содержательно общаться.

Чаще мы нетребовательны, способны писать и не думая, зато теперь можем чатиться друг с другом, пока батарейка смартфона и запасная батарейка смартфона не выдохнутся. И такая коммуникация опять же занимает больше времени, чем когда мы просто спорили до отключения голосовых связок.

Иронии и юмора стало больше

Чтобы моментально, вживую, шутить смешно, надо быть тренированным профессиональным комиком. А когда  «есть время подумать» (см. предыдущий пункт) и быстрая положительная обратная связь, то каждая собака норовит попасть на bash.im, в девичестве bash.org ( «башорг»). Это и хорошо, и плохо — порождает много петросянства (когда нет чувства юмора) и отучает думать (когда оно есть). Люди отвыкают реагировать серьезно, шутят, шутят, шутят, даже когда стоило бы остановиться, задуматься, что-то в этой смешной консерватории поменять…  Целая эпоха неоплачиваемых офисных комиков без чувства меры.

Это лишь часть эффектов, но еще люди отвыкают от длинных текстов, поэтому хватит, а то читатель от нас уйдет. Читатель, не уходи!

Как стать «самому себе редактором»?
С чего начать? Как писать в сети?

Стать «самому себе редактором» аж дважды невозможно.

Редактор-профессионал — это человек, который смотрит на текст не-авторскими глазами

Важно и то, что он хорошо владеет языковыми инструментами и приемами, и то, что он — не автор, и потому может оценивать текст непредвзято. Эмулятор такого редактора в себе развивать полезно, но без глубокой и очень удачным образом запутанной шизофрении он и близко не сравнится с хорошим живым редактором. Это во-первых.

Во-вторых, если вы что-то пишете, то вы уже и так редактор — в значении «человек, который редактирует». Когда пишем, тогда и переписываем — вносим смысловые правки, меняем слова, конструкции. Окей, делаете это хуже, чем редактор-профессионал (у него же это — профессия!), но все равно делаете, и редактором-любителем точно являетесь. И «стать» им снова уже не получится. Можно стать более умелым редактором, двинуться от любителя к профи. Как это сделать?

Начните с диагностики того, насколько плохо вы пишете

Не верите себе — спросите тех друзей, которые лучше прочих знают русский язык. В чем ваши проблемы — маленький словарный запас, несовершенная орфография, ошибки в использовании слов, корявые конструкции, перегруженные канцеляритом? Всё это сразу?

Ответьте себе на вопрос «Зачем мне это надо, писать лучше?»

Серьёзно! Письмо, редактура, повышение грамотности — очень затратные занятия, малой кровью тут не отделаться. У вас должна быть причина, чтобы тратить себя на них.

Я преподаю текстописание, и значительная часть моих студентов — умных, между прочим и взрослых — увязает в прокрастинации и прекращает учиться, потому что причина учиться оказывается не такой важной, как они раньше думали. Даже ответив на вопрос «Зачем это надо?» (потому что я попросил ответить), они упустили важный факт: не так уж оно и и надо! Не повторяйте эту ошибку.

Вы таки подписались потратить большой кусок жизни на самообучение? Теперь нужно как можно чаще писать и редактировать, а также постоянно задаваться вопросом «Чем плохие тексты отличаются от хороших?».

Ведите дневник своих ошибок, читайте побольше классической литературы и поменьше Интернета (если возможно), изучайте справочники на Грамоте.ру,   бирмановские «Правила русского языка», ильяховский блог,  «Слово живое и мертвое» Элеоноры Яковлевны Гальпериной — вообще читать многократно, Editorium.ru можно изучать выборочно… Я давно собираюсь сделать большой список рекомендованных источников и действий, но редакторское саморазвитие — штука долгая и в любом случае требует терпения. А если у вас есть терпение, то вы и сами соберете себе подобный список.

P.S. А писать в Сети так же, как и вне Сети, не вижу разницы.

Для текстов, которые пишутся, например, для радиоэфира,
есть определённые правила: предложения должны быть простыми,
никаких причастных или деепричастных оборотов,
первым всегда (или почти всегда) идёт подлежащее,
затем сказуемое; минимум цифр и т.д.
Какие правила применимы для текстов в Сети? 

Между радийными/телевизионными текстами и письменными — пропасть. Гигантский разрыв. Одни звучат, другие живут в виде смешных алфавитных закорючек и не исчезают в воздухе. На этом фоне разницы между онлайновыми и бумажными текстами почти что и нет. Есть онлайн-специфика для случаев, когда вашу аудиторию надо каждый раз заинтересовывать.

Потому что Интернет — это место, где контента больше, чем свободного времени. От скучного и плохого можно в один клик уйти к интересному и хорошему.

Вот я захожу в Интернет и могу выбирать: тут и чатики с друзьями, и моя же почта, и картинки в tumblr, и ежики в ютубе, и на Реддите опять газиллион отличных комментариев, и спортивные новости, и черт в ступе, и Баба-Яга на метле летит голая скачать бесплатно ШОК ВИДЕО. Без смс.

Разумеется, если посреди этого сверкающего хаоса попадется какой-то блеклый текст ни о чем, я его закрою на третьей строке и забуду через секунду.

А если, например, я уже заинтересован тем, как в России воруют деньги и диссертации — буду читать Навального и «Диссернет», даже если они никудышные стилисты, обожают нанизывание падежей и поклоняются богу деепричастий. Интересует меня научный взгляд на проблему — буду продираться через громоздкую научную статью. Всегда есть эта развилка между «работаю на уже заинтересованных темой» и «сколько поймаю читателей — столько и прочтут», и надо понимать, вы на развилке справа, слева или где-то посередине.

В одном из уроков моего курса я использую метафору штурма. Хорошая картинка — взяли первую траншею в сознании читателя, удачный заголовок — второе препятствие прошли, вводкой зацепили — о, уже на стену лезем. Чуть расслабились, схалтурили — всё, гроб гроб кладбище, читатель ушел, игра окончена.

Интернет — это постоянная война за ваше внимание. Или ваша война за чужое.

Хорошая иллюстрация — это яркий визуальный образ, который еще и площадь занимает большую, чем заголовок. Поэтому самый очевидный трюк для веба — подбирайте отличные картинки, чтобы текст хотя бы заметили на экране. Вторая мудрость от Капитана Очевидность — учитывайте особенности интерфейса (ширина, верстка). А то получится вот так:

А вообще — мне нравится, как Максим Ильяхов ответил на вопрос про длину текста:  «оптимальная длина текста — пока интересно».  «Отвыкание от длинных текстов» — это миф на самом деле, в длинном тексте тоже можно поддерживать высокий темп (хотя сложнее), а короткий текст может  «провиснуть». Так с длиной, так же и с лексикой, синтаксисом, композицией, пунктуацией, стилистикой — в умелых руках они могут быть самыми неожиданными и оставаться эффективными.

Пока у текста понятное интересное содержание — всё отлично. Перестает оно быть интересным — плохо. Перестает быть понятным (потому что вы путано и невнятно выражаетесь) — тоже плохо.

Эти правила важны, а всё остальное — вкусовщина или специфические нишевые/жанровые условности.

Для века Интернета важна скорость появления текстов.
О чём следует помнить начинающему редактору,
чтобы не допустить ляп, подобный
«в Артеке за следующий год передохнут 300 тысяч человек»?

Стоп-стоп, не так быстро. Скорость появления текстов на самом деле не важна. Важно качество, интересность, точность, потому что — я готов повторять и повторять это — Интернет очень конкурентен. Не зацепили читателя, разочаровали его — всё, он ушел, даже если вы каждые пять секунд публикуете очередную наспех написанную информацию.

Случай, когда скорость действительно важна — это профессии  «редактор новостной ленты» и  «журналист ежедневной газеты», но единственный совет, который я бы тут хотел дать — бросить поскорее эту каторгу и заняться чем-то поважнее.

Чтобы 300 тысяч человек не передохли, редактору нужно достаточно спать, достаточно отдыхать, хорошо питаться и ценить свою работу (иначе лень испортит всё). Это если у него уже хорошо с базовой грамотностью. Если с грамотностью плоховато — повышать её всеми силами (полезные ресурсы я выше перечислял).

 

Три самых важных и простых совета начинающему редактору. 

1. Почаще вспоминайте о смысле

Зачем читателю этот текст, над которым вы работаете? В чем для вас смысл вашей редакторской работы? Если не можете ответить — что-то пошло не так.

2. Учитесь обдумывать

«Писать»,  «редактировать» — это в первую очередь думать. Головой. Думать — это сложно (всем, не только вам, поверьте). Это объясняет, почему вокруг так мало хороших текстов и дочерта плохих. Тренируйте мозг и не ленитесь: хорошие тексты без усилий не пишутся.

3. Не впадайте в уныние.

Плохо написали? С хорошими текстами больно сравнивать? Но вы ж не знаете, с какой попытки эти чьи-то тексты стали хорошими!

Не сравнивайте свои начальные версии с чужими окончательными версиями

Надо помнить, что профессионалы делают вещи не с наскока, а через последовательные улучшения. Три, пять, семь редакторских подходов — это нормально. А спешить (публикуя полусырое) или расстраиваться и не публиковать — это для слабаков.

 Понравилась статья? Вы можете поделиться ей со своими коллегами и друзьями:

Каждую неделю

вы будете получать полезные статьи, анонсы, интервью, презентации, видеоролики, переводы, инфографику и много всего интересного

Всё получилось, рады, что вы с нами