Эффект Матфея: как журналисты выбирают экспертов

Кристиан Вермозен,
эксперт по связям с общественностью,
брендам и социальным сетям,
сооснователь FINNbe

Эрик Альбак, профессор политологии и журналистики из университета Южной Дании опросил ученых из независимых институтов для своего исследования о том, как журналисты-новостники работают с экспертами. Но выводы исследования могут пригодиться не только журналистам, но и экспертам, если они решат заняться личным брендингом.

Источник:
How journalists choose experts: the Matthew effect

Перевела Анна Зиновьева

В начале своего исследования Альбак рассказывает о том, как изменились отношения между журналистами и экспертами за последние десятилетия. До 60-х годов журналисты оценивали репутацию источника только на основе его политического веса — был распространен «боготворческий» и реактивный подход к отчетности и журналистике. Журналисты писали о том, что сочли важным политики.

Большой потребности в сторонних мнениях не было, поскольку обычно при выборе повестки дня в основном полагались на политиков. Большинство экспертов того времени действительно были «серьезными учеными»: биологами, врачами, физиками.

Успех телевидения (а затем интернета) заставил журналистов изменить подход. Новости разлетаются слишком быстро, поэтому издания перестали ограничиваться только трансляцией новостей, а журналисты печатных СМИ стали интерпретаторами и аналитиками событий. Вместо того, чтобы привычно констатировать факты, журналистам пришлось объяснять читателям, почему что-то произошло и что это значит. Неудивительно, что сегодня в газетных статьях большинство экспертов — социологи — люди, которые могут объяснить нам мир.

Кроме того, журналисты осознали процессы, лежащие в основе политики, и приняли на себя роль сторожевых псов демократии. Журналистика стала более настороженно относиться к пропаганде. Альбак называет это переходом «политической логики» к «логике медиа». Действительно, чаще всего в политических и деловых кругах жалуются на то, что СМИ обладают слишком большой властью решать, о чём писать и что игнорировать.

Более глубокое, осмысленное освещение событий стало нормой и потребовало более критического подхода к журналистике. Тут-то и появились эксперты. Альбак пишет, что за 40 лет — с 1961 по 2001 год — количество экспертов, процитированных в печатных СМИ, увеличилось в семь (!) раз. Сегодня в любой новостной статье приводится больше экспертных мнений, чем раньше.

Роль таких экспертов двусоставна, объясняет Альбак.

Две роли экспертов в медиа

Эксперты нужны для «подтверждения легитимности». Это означает, что у журналиста есть своя гипотеза, почему что-то произошло именно таким образом, но он не может цитировать себя самого в качестве лидера мнений. Поэтому журналист ищет эксперта, который даст нужный комментарий — «цитата ради цитаты», как сказал один исследователь.

Альбек пишет, что отношения между журналистами и экспертами более динамичные, чем кажется. Эксперты считают, что журналисты сначала определяют для себя контекст и отношение к событиям и только потом звонят эксперту, а журналисты утверждают, что их отношение формируется только после того, как они получили комментарий одного или нескольких экспертов. Эксперт — не просто инструмент для журналиста, но и спарринг-партнер, человек, который помогает журналисту понять общество и может изменить его взгляд на определенные вещи.

Эффект Матфея

«Ибо всякому имеющему дастся и приумножится» (Мф.25:29)

Более чем в 90% случаев разговор инициируют журналисты. Вероятно, такие выводы связаны с тем, что Альбак опрашивал ученых, которые в целом не разбираются в пиаре. Думаю, что цифры могли выглядеть иначе, если бы он включил в исследование экспертов из разных областей. В любом случае СМИ лидируют.

Отвечая на вопрос, как журналисты выбирают экспертов, Альбак приходит к удивительному выводу: «Когда журналистам нужно выбрать, у кого взять комментарий, они предпочтут тех экспертов, с кем уже сотрудничали. Это называется „эффектом Матфея“».

Журналисты выбирают экспертов, потому что знают их, видели их комментарии в других изданиях или потому что их порекомендовали другие специалисты или журналисты. Только 10% экспертов найдены журналистами через интернет. Любой, кто работал в журналистике, интуитивно понимает, что всё дело в специфике профессии.

Во-первых, у большинства журналистов нет времени или желания искать экспертов онлайн. Журналисты любят «поспрашивать», поэтому спрашивают контакты у других исследователей и их коллег. Это позволяет журналистам поддерживать связь со своими источниками. Кроме того, из-за жестких дедлайнов они предпочитают работать над своей историей по частям, чтобы не писать еще и дома.

Дистанционный курс
«Белый пояс мультимедийного автора»

Базовый практический курс по мультимедийной журналистике,
10 самых популярных мультимедийных форматов
+ рабочая тетрадь

Во-вторых, журналистам нужны не просто профессионалы, а признанные эксперты. Журналисты не любят представлять «новых» экспертов, когда уже есть известные, иначе редактор спросит, почему они выбрали эксперта Б вместо более известного эксперта А. Другими словами, звездность имеет значение. По этой же причине база контактов экспертов (Expertendatabank) в Бельгии не пользуется популярностью: журналисты ею не пользуются, полагаясь на коллег и рекомендации.

Эти результаты исследования убедили меня, что всякий, кто хочет известности эксперта, должен подумать о своем продвижении: вести блог, публиковать свои доклады или хотя бы комментировать в Твиттере то, что происходит в вашей сфере деятельности.

Кроме того, 35% журналистов признались, что не будут цитировать экспертов в конечной версии статьи, если на верстке не хватило места для дополнительных цитат. Еще 13% не включат мнение специалиста в статью, если он говорит то же самое, что и все остальные. А в журналистике, как и везде, ценятся оригинальные и неожиданные мнения.

Девять советов от Expertisefinder о том, как найти экспертов или экспертное мнение с помощью Google:

  • Сузьте поиск по домену (ru, org, gov) или сайту с помощью команды «site:». Сайт или домен пишите без пробела после двоеточия. Например, вы хотите найти мнение эксперта о том, чем закончится противостояние Павла Дурова и Роскомнадзора. Тогда в строке поиска нужно написать: «site:ru эксперт Телеграм Роскомнадзор» или «site:lenta.ru эксперт Телеграм Роскомнадзор».
  •  

  • Исключите ненужные термины с помощью знака минуса (без пробела после него). Одновременно можно исключить несколько терминов. Например, «эксперт Телеграм Роскомнадзор -2017 -mash».
  •  

  • Используйте команду OR, написанную заглавными буквами, чтобы искать по двум или более словам (включая синонимы): «блокировка Телеграма OR блокировка Фейсбука».
  •  

  • Кавычки помогут найти конкретную фразу или непривычное написание слова или имени: «Privacy is not for sale, and human rights should not be compromised out of fear or greed».
  •  

  • Символ «*» помогает искать варианты словосочетаний: «Телеграм * VPN».
  •  

  • Команда «related:» включает в выдачу все похожие сайты: «related:silamedia.ru».
  •  

  • Общее правило: пишите 5—7 слов в запросе.
  •  

  • Слова в запросе должны быть ключевыми и сочетаться со стилистикой искомого результата (в случае с публицистикой — более распространенные слова, для научных текстов — академические).
  •  

  • Не забывайте о поиске по картинке — с помощью сохраненной фотографии или ссылки на нее. Если подобной фотографии в интернете нет, но у вас есть предмет или распечатанная фотография, сфотографируйте их и загрузите в поисковик (для более точных результатов фотографию лучше делать на белом фоне).

Читайте также

 Понравился материал? Вы можете поделиться им со своими коллегами и друзьями:

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности компании Silamedia

Вы подписаны! Добро пожаловать в сообщество Силамедиа